Как коронавирус повлияет на городских уток и белок?

11.05.2020
Коронавирус внес свои коррективы не только в жизнь человека. Из-за запрета на прогулки в парках без привычной подкормки остались белки и утки. Между тем, в девяностых годах как раз из-за уменьшения подкормки серьёзно упала численность кряквы в Москве.

Почему вообще стоит беспокоиться за уток?

Учитывать количество уток в Москве стали с 1985 года. Пик численности пришёлся на 1989 г.: тогда на прудах и реках пересчитали 28 тысяч пернатых. И если сопоставить эти данные, то видно, как кривая резко падает с наступлением 90-х гг. К 1998 году в столице оставалось зимовать не больше 7,5 тысячи птиц. Биологи заметили, что эти спады и подъёмы соотносятся с изменениями уровня жизни москвичей: как живётся горожанам, так живётся и городским уткам. Лишь с 2000 года их численность вновь вырастала, они начали оставались зимовать в большом количестве и даже гнездиться. В общем, всё стало хорошо. Пока не исчезли  с улиц люди ... с хлебом и кашей. Теперь то и дело в некоторых местах можно увидеть бродящих в поисках пищи уток.  



Лев Вартапетов, доктор биологических наук, заместитель директора Института систематики и экологии животных СО РАН:
«У утки, кряквы, в частности, которая зимует и обитает в городе постоянно, не так много источников пищи. Поэтому она в большей степени зависит от людей: она вообще пришла на питание антропогенными кормами. Но так ведь было не всегда - только в 30-е гг. прошлого века случайно улетевшие из зоопарков кряквы основали эту популяцию московскую. Сейчас орнитологи держат всё под пристальным контролем, а насчёт того, что сейчас нет подкорма, я считаю, такой угрозы всё-таки нет».

Другими словами, на численность уток режим вряд ли повлияет. Во-первых, карантин пришёлся на конец весны, а обычно трудное для пернатых зимнее время в Москве в этом году было самым щадящим. Во-вторых, это далеко не первое поколение столичных уток, и они научились находить пищу самостоятельно. 

А что с белками?

Вот за кого точно не стоит переживать, считает Лев Вратапетов, так это за белок. Они в принципе не так зависимы от людского подкорма.

Лев Вартапетов, доктор биологических наук, заместитель директора Института систематики и экологии животных СО РАН: «Белка вообще подвержена резким изменениям численности в зависимости от урожая хвойных деревьев. Если можно так сказать, только небольшая часть популяции может быть оседлой: в основном, она всё-таки совершает кочёвки. Да, конечно, в городских парках белка пользуется подкормкой, но всё-таки я считаю, что от этого она в меньшей степени зависит, так как всё-таки обходится природными кормами: белка может заготавливать корма, грибы сушить, семена, и вообще у неё широкий спектр кормов».

Как бы то ни было, если возвращаться к уткам, они уже давно осваивают городскую среду: весной и летом для них самые благоприятные условия: мягкий микроклимат, относительная безопасность и перемешанные и обогащённые минеральными и органическими веществами воды. Вообще утки стали зимовать в Москве относительно недавно: с середины прошлого века, когда реки перестали замерзать. Птицы перестали улетать на юг. К примеру, в 2017 г. более 11 тысяч уток остались зимовать. А учитывая аномально тёплую зиму в этом году, логично предположить, что весну в Москве встретило ещё большее количество водоплавающих. Надеемся, из всей этой истории с самоизоляцией мы выйдем достойно и досчитаемся всех животных. 

К. Лю