Победы синоптиков: как удалось развить метеорологическую службу в ВОВ

24.06.2020

Стоит ли говорить, что больше, чем сводок с других фронтов и информации о погоде военные ждали разве что весточек из дома. От плохих прогнозов страдала не только авиация, но и сухопутные войска. Вспомните знаменитую Дорогу жизни: если бы не погодные сводки, удалось бы спасти столько людей? Вряд ли. Осадки, грязь на дорогах и слякоть – всё это влияло на проходимость техники, а в конечном счёте и на исход боевых действий. И в секретных, и в открытых документах говорилось о том, что погода является «элементом боевой обстановки». Поэтому к прогнозам военные относились весьма серьёзно. И поэтому с началом Великой Отечественной войны Гидрометслужба СССР перешла в ведение Вооруженных сил страны, а 15 июля 1941 года было создано Главное Управление Гидрометслужбы Красной Армии – ГУГМС КА. В штабах фронтов и армий были созданы гидрометеорологические отделы.

Как выглядела метеослужба накануне войны
Перед началом войны синоптикам было очень трудно, потому как в стране только-только отлаживалась работа с получением данных от температурно-влажностных радиозондов, изобрели которые лишь в 30-е гг. То есть за каких-то 10 лет до наступления фашистской армии. За столь короткое время специалистам нужно было научиться координировать радиолокационные данные, а потом создать сеть радиологических станций, которые эту информацию принимали, обрабатывали и передавали всем, кому это было нужно. Не самый большой срок для освоения совсем новой технологии. С приходом военных действий развитие метеорологии в какой-то степени остановилось. И вот почему.

С чем приходилось работать синоптикам
С так называемыми «обрезанными картами». Воюющие стороны засекречивали свои метеосводки. Данные стали столь же ценны, как расшифрованные эфиры о точном количестве вооружения и стратегических маршрутах армии противников. Когда метеорологической информации из других западных стран по мере наступления немецких войск становилось всё меньше и меньше, на синоптической карте появлялось всё больше белых пятен. Таким образом она на глазах словно сужалась на глазах, обрезалась по кусочкам.

«Мы знали прогнозы погоды, основываясь на информации ДО линии фронта. О том, что было за линией фронта, мы не знали: ведь иногда оттуда специально давали неверную информацию о погоде,поясняет Олег Богаткин, профессор кафедры метеорологических прогнозов Российского государственного гидрометеорологического университета.  Что такое обрезанная карта: на нашей территории информации нет, на территории, которая занята нашими противниками, погоды нет. А погода идёт с запада в тыл, а что на западе, мы тоже не знаем. И вот нам приходилось справляться со всеми этими трудностями. Сначала получалось неважно, потом стало получаться лучше». 

obrez.jpg

К примеру, в партизанских отрядах на территории Белоруссии и на Смоленщине тоже работали метеорологи. Они добывали данные по приборам и передавали их в Центральный штаб, а уже оттуда ценная информация разлеталась в штабы армий, авиацию. За очень короткий срок конструкторы и учёные-метеорологи разработали и внедрили компактную метеостанцию в виде двух небольших чемоданчиков. Автоматические радиометеостанции «десантировались» в немецкий тыл и четыре раза в сутки автоматически отправляли сигналы о погоде на лётных трассах на расстояние нескольких сотен километров.

«Счастливые» математические методы
Учёный, который активно занимался в 30-е гг. алгоритмами прогнозов в Отделе динамической метеорологии Главной геофизической обсерватории, И.А. Кибель в военное время был назначен главным метеорологом в командование всей авиацией СССР. В 1940 году он провёл настоящую революцию в метеорологии, сформулировав первый эффективный практический способ решения системы уравнений погоды, в которую входят уравнения гидромеханики невязкой бароклинной жидкости (уравнения Эйлера). В 1941 году за это открытие Кибель был удостоен Сталинской премии. Именно его метод лежал в основе прокладки Дороги жизни. Каждый день он приходил с докладом к главному маршалу авиации Александру Новикову – анализировать погоду приходилось небольшими мазками на севере, в центре, на юге, чуть ли не «вслепую».

«О крутом нраве Новикова знали почти все,напоминает Олег Богаткин, профессор кафедры метеорологических прогнозов Российского государственного гидрометеорологического университета.  Что касается результатов прогнозирования - не всегда было хорошо, и после очередной такой проволочки прогноза погоды Новиков вызвал к себе начальника штаба и сказал: «Чтобы я этого очкарика больше не видел!» Кибеля освободили от должности, он продолжил и успешно занимался дальше теоретическими прогнозами, а главным метеорологом был назначен Александр Михайлович Баранов. Тоже большая умница, практик. У него получалось лучше, потому что был опыт разработки прогнозов погоды по тому материалу, который у него был».


Победы синоптиков
Точные прогнозы погоды помогли при форсировании Днепра летом и осенью 1943 г., в наступательных операциях Волховского, Северо-Западного и Калининского фронтов зимой 1942 г.; при обороне Сталинграда и разгроме немецкой группировки войск зимой 1942-1943 гг. Наблюдения за замёрзшими болотами и ледяным покровом рек под Тихвином, Ржевом, Вязьмой, Тверью в январе-феврале 1942 г. помогли провести удачно контрнаступление.

Зачастую синоптикам приходилось добывать сведения буквально вручную: а порой и попросту звонить на передовую: «Посмотрите, дождь идёт или не идёт». И даже по такими «случайным» сведениям им удавалось составить во многом решающий и даже победный прогноз.

Тэли К. Лю

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 

Учёные предлагают бороздить просторы вселенной «под парусами»

Вместе с дождём ежегодно выпадает 1000 тонн микропластика

На Москву надвигается аномальная жара