К чему приведет климатическая нейтральность?

Мы продолжаем серию наших репортажей посвященных встрече экспертов во Всемирный день метеоролога

Директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов,  Георгий Владимирович Сафонов, предложил цепочку рассуждений: «Давайте разбираться. Россия экспортирует в разные страны: в Евросоюз, в Японию, Китай, Южную Корею, Канаду, товары с углеродным следом. Это порядка 2,5 млрд. тонн СО2. Углеродный след включает в себя то, что связано с производством этих товаров, то есть, например, с добычей руды, переработкой, производством металлов или химических удобрений или ископаемого топлива. А также здесь учитывается транспортировка. Не будем забывать и то, что в угле, нефти и газе имеется некоторый процент углерода, который, окислившись при сжигании, улетучится в атмосферу».

Объемы углеродного следа огромны, отметил эксперт. «Суммарно весь этот углеродный след – примерно 2,5 млрд тонн СО2. В действительности эта цифра должна быть даже больше. В Европу мы поставляем около 45% всего нашего экспорта. Примерно 20% уходит нашим азиатским партнерам:  Китаю, Южной Корее и Японии. А эти страны объявили, что достигнут климатической нейтральности к 2050 или к 2060 году. И они уже реализуют широкий перечень мер по снижению выбросов. И их цель – сокращение выбросов практически до нуля. Все, что мы поставляем в эти страны и все, что имеет углеродный след, не окажется в почете, потому что общий углеродный след страны будет оцениваться с учетом внешних выбросов, которые пришли в страну, например в виде алюминия, стали или удобрений».

Перспектива для торговли углеводородом отнюдь не яркая. «Исчезновения спроса на наши углеродоемкие товары, включая ископаемые и топливо, для нас выльется в примерно 0,5 трлн долларов в год. Такие потери мы понесем в плане доходов от экспорта. Все это возможно лишь в случае,  если названные страны действительно будут реализовывать антиуглеродную политику. Но у меня есть подозрение, что все происходящее в Евросоюзе, а также в Японии и Китае, сегодня должно расцениваться как серьезный переход к зеленой безуглеродной экономике и энергетике, а значит, товары произведенные в России там будут терять спрос. Мы столкнемся с проблемой, чем же нам заместить эти выпадающие 0,5 трлн. долларов доходов в год. Может ли у нас быть что-то произведено, что компенсировало бы эти потери при условии, что произведенное должны купить?»

Ознакомиться с предыдущими эпизодами дискуссии вы можете здесь